Ирина Жеребина

Fort Ross или первые русские в Америке

Если в начале лета сесть на крепкий корабль, набитый провизией, и, подождав, пока откроется Берингов пролив, миновать берега Аляски, спуститься до Алеутских островов, разделяющих Беренгово море и Тихий океан, сделать там передышку, пополнив запас пресной воды на одном из них: Лисьих, Андрияновских, Ближних или Крысьих, потом, взяв курс на восток, подойти к берегам Америки, и с попутным ветром не спеша спускаться к югу, то попадешь на западное побережье США, штат Калифорния. Весь этот путь и проделали русские моряки в начале 19 столетия.

В 1799 году Павел I подписал хартию о торговой привелегии для вновь созданной колониальной компании, названной «Русско-Американской». Не ограничившись своим присутствием на Аляске, «Русско-Американская Компания» выпросила себе торговую монополию на всю территорию так называемой русской Америки, которая включала в себя Алеутские острова, Аляску и всю территорию ниже 51 град. с.ш.

Первым губернатором был назначен Александр Баранов, который управлял этим краем с 1800 по 1818 гг. Постоянная резиденция была основана на Ситке.

По русской традиции основной торговой операцией компании была торговля мехом. Основной добычей охотников был морской котик. Поначалу это приносило хороший доход, треть которого шла в казну, но потом доход стал уменьшаться, а вскоре компания начала терпеть убытки. То ли местные «алеуты» стали слишком умные и уходили торговать к другим берегам, то ли хищническая добыча меха не позволяла восстанавливать популяцию животных с ценным мехом, а может на вольных хлебах, вдали от закона, большая часть дохода шла в собственный карман, а убытки доставались казне. Также потерпела крах надежда создать крепкое русское поселение на берегах Америки.

Во-первых, царь не спешил посылать своих подданных для освоения нового, непонятного ему континента, как делала в свое время его бабка для заселения Сибири. Во-вторых, оторванность от основных баз снабжения создавала постоянную нехватку продовольствия и товаров первой необходимости. Конечно были попытки выйти из этой ситуации – закупалось продовольствие на Гаити, посылались отряды на юг континента с надеждой найти там более мягкий климат, чтобы самим выращивать хлеб и овощи, но, несмотря на это, колония продолжала оставаться мелкой и слабой.

Одной из попыток иметь собственную продовольственную базу стало создание форта Росс на Калифорнийском побережьи.

В 1812 году экспедиция, возглавляемая Иваном Александровичем Кусковым заложила на береговой террасе небольшого тихоокеанского залива, слегка прикрытого Северозападным мысом, в 100 км к северо-западу от Сан Франциско военное поселение, основной задачей которого, помимо охоты на котика и торговли, было выращивание хлеба и поставка продовольствия в головную колонию. В состав экспедиции входили: охотники, топограф, строители, хлебопашцы, купцы, священник, натуралист и художник. Террассы береговых хребтов, поросших вечнозелеными секвойями, давали надежду на хорошие урожаи зерновых и достаток кормов для скотины.

Поначалу построили береговое укрепление по примеру русских кремлей со сторожевыми башнями по углам, или, переводя на военно-морской язык, форт. Стены форта сложены из цельных бревен толщиной вполобхвата и такой высоты, что загораживают верхние венцы окон строений. Сами окна имеют ставни из бревен не меньшей толщины. Такие ставни невозможно пробить ни стрелой, ни шальной пулей. Деревянные постройки выполнены без единого гвоздя приемом «ласточкин хвост».

Занимаясь строительством, сажая хлеб, овес и кукурузу, обменивая привезенные товары на меха, посылая небольшие отряды для исследования прилегающих земель, поселенцы постепенно внедряли свои обычаи и культуру в жизнь местных племен. К юго-востоку от форта в Тихий океан впадает река, названная «Русской» в честь первого русского поселения в Америке и сохранившая это название по настоящее время. В долине этой реки находятся городки Севастополь и Москва. В 1824 году в форте была построена первая (не считая Аляски) провославная церковь Северной Америки.

Форт, как русская колония, просуществовал 29 лет, до 1841 года. Последние 5 лет комендантом форта Был Александр Григорьевич Рощев, который жил там вместе с детьми и женой – княгиней Еленой Гагариной. Земля и все внутренние постройки были проданы впоследствии местному торговцу пушниной, который перепродал их Американскому правительству в 1867 году, когда Россия, в свою очередь, продала Аляску и Алеуты Америке.

В настоящее время сам форт и значительная территория, прилегающая к нему, стала музеем-заповедником. Постройки остались нетронутыми, за исключением тех, которые пострадали от времени: их пришлось реставрировать. Американцы с большой любовью собирают предметы русского быта, образцы товаров того времени и размещают их в соответствии с предназначением в церкви, казарме, доме коменданта; кажется , что форт еще жив, а первопоселенцы лишь ненадолго ушли по делам.

Покинув берега Америки и продав Аляску, русские перестали быть хозяевами этой земли, они бросили её как ненужную, бесполезную вещь, не умея заглянуть вперед и увидеть «золотую аляскинскую лихорадку» и расцвет «золотого» штата Калифорния, который был назван так по золотым рудникам, открытым в 1849 году, вскоре после их ухода. До самой крупной золотой жилы Калифорнии русский отряд не дошел 8 км. Утешает лишь одно – эта жила давно выработана. А поскольку американцы – люди деловые, то они начали разрабатывать другую: сейчас каждый желающий может побывать в роли золотодобытчика и за определенную сумму долларов намыть себе золотишка на память о золотом штате.

Всем оставшимся на этой земле памятник – русский крест.