Ирина Жеребина

Florida

21 декабря 2000 г. из заснеженного и морозного Рокфорда в ночь мы едем в "солнечный штат" Флорида (так написано на всех номерах местных машин). Дорогу туда я не помню – обрывки дороги, которые я наблюдала спросонья, были довольно однообразны. Однообразно тянулись снежные сугробы под 2 метра по обочинам, перевернутые машины в кюветах, однообразно чертыхался Вадим, когда машину боковым порывом ветра разворачивало и заносило. Мерно посапывающий Пушок на моей шее, переворачивающийся с боку на бок, не давал усомниться в том, что наш путь будет безопасным. В штате Теннеси, примерно на полпути до Флориды, началось то, что у нас называют "американскими горками" – мы въехали в отроги Аппалачей и попали в 3-мерное пространство, двигаясь круто вверх-вниз и одновременно вправо-влево, причем повороты под 90 град.по узкой горной дороге местные лихачи, в т.ч. и огромные рефрежираторы, проходили со скоростью 130 км/ч, проносясь мимо нас со свистом и с грохотом. Въехав в южные штаты, мы попали в зону назойливого солнца, и хотя было ниже 0, оно ослепляло и как бы вопрошало: "ты на кого работаешь?" Штат Джорджия встретил знакомыми по "Унесенными ветром" местами: Атланта, Нэшвилл. Атланту мы просвистели с юга на север через downtown (центр города) с ее небоскребами и мостами развязками – я впервые вела машину по 7-ми рядному хайвэю, путаясь в полосах, стараясь не сбиться с нужного направления, так что особых красот не углядела. Края дороги были уставлены соснами – по форме напоминающими елку с мягкими иголками, как у лиственницы, и такими же длинными, как у кедра. Не прошло и 15 часов, как мы въехали во Флориду, где пальмов, крокодилов, фиников, цитрусовых, бананов, и т.д. как грязи.

Флорида имеет форму ворот без левой перекладины, угол которых смотрит на северо-восток. Соответственно справа – восточный берег, Атлантика, слева – Мексиканский залив, западный берег. Если проехать всю её с севера на юг, то упрешься в цепочку островов, расположенных дугой общей протяженностью 192 км. Все острова связаны между собой дорогой, которая перекидывается с острова на остров мостами, самый длинный из них – 11,5 км.

Флорида, сельскохозяйственный штат, обеспечивает всю Америку цитрусовыми, соками, джемами и овощами круглый год, начиная с 6 утра и до поздней ночи. Это также край туристов и пенсионеров; сезон там длится с сентября по апрель, поскольку лето в тропиках выдержит не всякий. А также во Флориде расположен космодром "мыс Канаверал", причем на запуск корабля может посмотреть всякий, кому не лень встать с утра пораньше.

Въехав во Флориду, мы сразу почувствовали перемену в мыслях – все там распологало к безделию – контуры пальм на переливчатом горизонте, коттеджики, фривольный народ, который предпочитает разъезжать на белоснежных машинах в майках и шортах, да и температура, близкая к +20. Правда, растительность пока не радовала разнообразием – все те же сосны, с неряшливым подлеском из пальм, да цитрусовые с финиками, да бананы.

Наша первая ночевка была в совершенно пакостном мотеле по соседству с огромным рыжим тараканом, хозяином нашего номера. Уж очень захотелось нам побродить по небольшому городку с домами в испанском стиле и мы пристали неподалеку от него. Городок, St. Augustine, оказался старейшим поселением на побережьи, его основал некто Дон Педро в 1608 г., которому и стоит памятник на центральной площади. Потом его воевали англичане, потом испанцы, потом... короче, от него остался небольшой замшелый камень, на котором висит табличка, а все остальное – дома в испанском стиле, узкие мощеные улочки, кусок крепости, сделано для туристов, которых там множество, особенно летом из-за более комфортного, чем на юге, климата. Сейчас же они садились на разукрашенный фонариками трамвайчик и ехали с музыкой по праздничным улицам, представляя себе историю покорения Америки. Что для меня было там особенно интересно – так это океан и суша, изрезанная протоками, параллельными берегу; сразу возникала картина – испанская каравелла, бриг или что там еще, входит галсами в гавань, а население портового городка замерло в ожидании сюрприза.

Следующий пункт нашей программы – мыс Канаверал. Было по меньшей мере странно посмотреть на место, откуда запускают Шаттл. Вообше-то космодром я представляла как большую, выжженную пустыню, с ракетами на горизонте, а тут оказалось все наоборот – большой природный заповедник, где живут аллигаторы, множество водоплавающих птиц, журавлей, цапель, пеликанов, оленей и т.д. И только кое-где просматриваются сооружения, относящиеся к космосу. Ну Шатл мы видели, издалека, рельсы, по которым Шатл везут на запуск, тоже, и место старта ну очень вдали, еще международную космическую станцию через стекло. В музее можно было потрогать лунный камень через щелочку, такую, чтобы обратно кулак не вылез. Территория космического центра просто огромная, даже передвигаясь на автобусах, от одного объекта к другому, мы потратили почти целый день.

На стенах всех космических служб огромная надпись: "Земля – колыбель человечества, но ..." К. Циолковский. Вот эта надпись вселяла гордость за наше отечество.

В этот день у нас была своеобразная ночевка – мы поехали в кемпграунд (специально отведенное место, где можно cтавить палатку) и в темноте, среди пальм, долго его искали, опираясь на неясную схему. Искали долго, потому, что вначале дорогу нам перебежал броненосец (плохая примета). Кемпграунд мы нашли, но без питьевой воды, что весьма нехарактерно для Америки. Дураков ночевать там почему-то не оказалось, зато было много экзотики и ощущение неясной тревоги от ночевки в совершенно безлюдном, непонятном для нас болотно-тропическом лесу – хорошо хоть в это время крокодилы спят.

В один из парков Disney World'а мы решили сходить с чувством, с толком. Долго выбирали в какой пойти и остановились на основном, с Микки Маусами, принцессами, белоснежками и т.д. Дисней-парков в Орландо 10-15, разных по тематике и насыщенности. Где-то больше зрелищ, где-то аттракционов. Общее для всех – это парад Диснеевских героев в полдень и огромный фейерверк вечером. Обычно народ приезжает в Орландо (город, где находятся парки) на 7-10 дней, останавливается в гостинице прямо на территории одного из них, и до одури развлекается, переезжая из одного в другой. Один заход в один парк стоит около 50 дол. Абонемент же на несколько дней в несколько парков – несколько дешевле, в расчетет на день. Мы же решили остановиться в кемпграунде с палаткой, примерно в 40 мин. езды от Орландо. В первом же, ближайшем, нас ждала неудача – места, мол, у нас есть, но вас мы не пустим, потому что у вашего кота документов нету (по закону штата Флорида животных нельзя вывести на природу без прививки от энцефалитного клеща) – почему-то аналогичную прививку от людей они не требовали (у нас было бы наоборот). Впереди были выходные с Кристмасом (Рождеством), до ветеринара добраться невозможно, и в другом парке мы всех обманули, спрятав кота под спальник (Вадим предлагал в багажник), провезли на территорию парка, где он быстро смешался с привитыми котами. Вечером выяснилось, что смотреть в самом Орландо в общем-то нечего, за исключением одной из улиц, Internetional Dr., которую, сверкающую и блестящую, мы проехали за полчаса, но в одном месте не могли не остановиться – по воле больного воображения (чем бы еще удивить пресыщенный народ?) там построен дом в обратной перспективе: так и кажется, что он, взбрыкнув, завалится или на тебя, или на соседа. В этом здании находится музей всякой несуразицы под названием "хотите верьте, хотите нет".

Парк "Волшебное Королевство" расположен среди озер. До него можно добраться или по монорельсовой дороге или на кораблике (все это входит в комплекс развлечений)

Раненько утром мы были на пути к заветному World-у, когда попали в пробку из таких же дураков, решивших повеселиться в Кристмас. В основном это были замызганные дорогой машины из Канады, Аляски и прочих северных районов. От этого дня я ждала много развлечений, ужастиков, страшилок, ёканья в селезенке, но получила в основном очереди, слабо разбавленные простенькими аттракционами, шум, гвалт, суету. (По правде говоря, на сложные я сама не ходила, чего-то испугавшись). Ане с Вадимом понравилось гораздо больше, потому что к концу дня они нашли совершенно потрясающий аттракцион, длинный и интересный. Мне же к этому времени можно было показывать все, что угодно, даже марсиан, воспринять этого я не могла, я была концентратом усталости и выпадала в осадок, норовя присесть или прилечь на что попало, поэтому, меня пожалев, мы не дождались праздничного фейерверка минут 15, но я искренне верю, что он был великолепен.

Одно из развлечений в парке – прокатиться на колесном пароходе вокруг аттракционов

Мы на перекусе. В основном народу вместо мороженого продают копченую индюшачью ногу, но и мороженого в достатке. Эти цапли тоже хотят мяса

Зато самое большое впечатление от Флориды я получила в том парке, где мы ночевали. Палатки стояли неподалеку от довольно живописной реки. Прогуливаясь, мы увидели плакатик, что где-то неподалеку есть источник. Решив набрать воды для чая, мы с канистрой в руках пошли прогуляться. Подойдя к большому лесному озеру, из которого, собственно, и вытекала эта река, мы поняли, что канистра тут не причем. Оказалось, что это горячий ключ, бьющий из глубины (глубже 40 м нырнуть никому не удалось), что эта вода начисто лишена кислорода в том месте, где бьют ключи, но что плавать там тепло даже в холодную погоду и что там водится огромный морской зверь монати, который на зимовку, с октября по март, приплывает в эту реку. Он очень добрый и ленивый, похожий размерами и мордой на моржа, а хвостом на бобра. Когда этот ключ описывал в прошлом веке один английский естествоиспытатель, он в основном обратил внимание на крокодилов, которыми были уложены все берега.

А мы устремились дальше, предвкушая пляжи юга Флориды и чудеса тропиков.

После Орландо вдоль дороги потянулись бескрайние плантации цитрусовых, среди них – смесь лимона с апельсином, апельсина с мандарином, апельсина с грейпфрутом и просто разные сорта, разных размеров аборигенов цитрусового рая. Цены на это фонтанирующее изобилие фруктов сильно кусаются. Основная причина этому – еще большее изобилие туристов, которые очень хотят тратить деньги на удовольствия. Мы были исключением, поэтому фрукты, овощи и продукты везли с собой в багажнике, а к ним газовую плитку, посуду для себя, посуду, консервы и туалет для кота, в общем всего не перечислишь. При всем при этом вся поездка на 3-х нам обошлась в 1300 дол.

На широте Майами началась южная Флорида. Значительная её часть занята болотами. Это скорее притопленная водами океана огромная низина, поросшая травами и деревьями.

Деревья там замечательные – знаменитые мангровые леса. Они растут прямо в воде, одинаково хорошо как в пресной, так и в соленой. Если представить себе кальмара с вытянутой в виде ствола ветвистой головой, концы щупалец которого находятся в воде, а начала в небе, то можно получить понятие о мангровом дереве. Их же веселая компания с переплетенными щупальцами будет мангровым лесом. По такому лесу нельзя прогуляться ни пешком, ни на лодке. Побережия морей южных широт встречали путешественников мангровыми зарослями – пристать к такому берегу было невозможно.

Зато в этих зарослях вольготно себя чувствуют пернатые (в частности фламинго) и земноводные (аллигаторы), а по дну ползают лобстеры и резвятся морские черепахи.

     

Болота Флориды, по которым передвигаются на лодках с плоским дном и навесным мотором с воздушным винтом

На этих болотах был создан один из 10 знаменитейших национальных парков Америки, Everglades, где ты в любой момент можешь подружиться c аллигатором, а также пумой, оленями и прочей мелочью. Здесь же можно отправиться в 10-дневный поход водными тропами, чтобы насладиться богатейшим миром пернатых и окачуриться от близкого соседства с 28 видами комаров, считающих эти болота своим родным домом.

Основное правило безопасности на болотах – не кормить аллигаторов, чтобы они впоследствии не перепутали вас и пищу.

Была у нас мечта – пожить на острове, где направо пойдешь – Атлантика, налево – Мексиканский залив, а кругом пальмы, кокосы, мандарины, приветливые аборигены. При этом полагали, что мы самые умные и догадливые, приехав Новый год встречать во Флориду. Оказалось, что это стиль жизни американцев, но они еще круче – зиму проводят на юге, а на лето едут ближе к Канаде, где рыбалка, грибы , ягоды, вообщем перелетные птицы на колесах. Правда колеса эти более комфортабельные, чем наши – на них стоит дом из пары комнат с кухней, душем и туалетом. В основном, правда, так живут пенсионеры. Но и остальные тоже не дураки, поэтому, когда мы попытались устроиться на жизнь в одном из 3-х островных кемпграундов, оказалось, что мест нет, а в одном из них, с самыми замечательными пляжами, места забронированы аж до апреля месяца. Но нам сильно повезло (как показалось вначале) и мы нашли небольшой, но уютный лагерь этих самых домов на колесах, где за 30 дол. в сутки можно было поставить палатку на пятачке с грибками, увенчанными тростниковыми крышами, на самом что ни на есть берегу океана. Пляж, правда, кто-то усеял приличными по размеру известковыми глыбами с остатками древних морских растений и раковин (как оказалось, из такого известняка сложен огромный коралловый риф, но об этом потом). Первый день, точнее вечер, был полная идиллия – тепло, солнце. Кто-то плавал с трубкой и маской, кто-то из пенсионеров вышел в океан на яхте половить рыбу и мы, сидя у входа в палатку, обозреваем водную гладь океана и строим планы на будущее. В темноте (а там день и ночь длятся примерно по 12 часов) народ, вооружившись сильными фонарями, пошел наблюдать обитателей морского дна. Мы увидели только несколько морских скатов, которые, лениво шевеля фалдами своего круглого хвостатого тела, медленно перемещались в поисках пищи. Немного в стороне от нас несколько человек видели небольшого осьминога, но мы к нему не успели. Неподалеку от нашего пятачка стоял оцинкованный стол со шлангом, из которого текла пресная вода. После удачного улова возле этого стола пенсионеры разделывали рыбу (от огромной рыбины они брали несколько кусочков филе). Все остальное они отдавали пеликанам. Пеликаны зорко следили за этим столом, и как только кто-нибудь подходил к нему, тучей опускались, некоторые прямо на стол, пытаясь не упустить лакомый кусок. Один раз они атаковали Аню, которая решила помыть там груши.

Погода во Флориде, дама капризная, особенно летом, любит то налететь шквалистым ветром, то пронестись ураганом. Последний ураган 1988 г. оставил после себя такие следы разрушений, что его даже решили увековечить монументом. Мне всегда казались романтичными слова: ветер на море, раздутые паруса, пенистый прибой, волна, но когда наша палатка начала изображать надутый парус, сложившись пополам под напором сырого ветра, а волной стало заливать вход, я, взяв кота подмышку (по его взъерошенному виду никак нельзя было понять, что он кот Матросскин), пошла ночевать в машину, забыв про романтику.

Вадим с Аней посреди ночи решили оттащить палатку от набегающей волны, и тут им пришли на помощь ниоткуда взявшиеся русские, муж и жена, которые поселились по соседству. Поскольку мир очень тесен, то они оказались программистами из Зеленограда, учились с Вадимом в одном институте, а дама даже на одном потоке, и выяснилось, что у них полно общих друзей и знакомых. У них и мечта была общая, встретитьНовый год в океане с бутылкой шампанского. Поднявшийся ветер не утихал вплоть до нашего отъезда; к Новому году мы остались одни на нашем пятачке с нашими новыми знакомыми – ни один американец не выдержал натиска погоды.

Новый год на пятачке – ветер все еще дует

Наша же жизнь продолжалась по-намеченному. Наглядевшись фильма про Майами Бич, мы решили проверить, насколько там хороши пляжи – оказались действительно не плохи. Майами Бич апендиксом оттопыривается от расплюснутого и растянутого по побережью Майами-сити.

Это конкретно американский курорт с отелями, кафе и ресторанчиками, и бесконечной полосой прибрежного песка, в котором натыканы сторожевые башни спасателей. После отлива на пляжах остается всякая всячина – губки, трубчатые водоросли, красные водоросли, похожие на кораллы, жесткие, как проволока, водоросли, похожие на кружевные веера. Красивые же огромные раковины и морские звезды нужно искать на берегу Мексиканского залива.

На юге Флориды много "латинос", в частности кубинцев, поэтому повсеместно встречаются кубинские магазинчики и кафе. В одно из таких кафе мы зашли попить кофе. У меня был небольшой шок, когда я увидела кофе Экспрессо, налитый в наперсток – разглядеть на прилавке его было довольно трудно. Это был сублимат кофе, горький и крепкий как глоток спирта, и такой же обжигающий. Большое количество южного темперамента людей накладывает отпечаток на стиль езды по дорогам. Если у нас, в Иллинойсе, любого недотепу вроде меня галантно пропустят вне очереди на перекрестке, терпеливо подождав, пока я соображу куда мне надо ехать,то здесь нужно было глядеть в оба, уворачиваясь от внезапно выскакивающих автомобилей и пропускать вперед нетерпеливо гудящих лихачей.

В местных же заповедниках жизнь течет неторопливо. Один из них, включающий в себя не только сушу, но и большую часть океана, называется парк коралловых рифов. Туда народ приезжает поглядеть, а что же там в глубине. Это можно сделать, нырнув с аквалангом (взяв его на прокат), или поплыть на экскурсию на катере со стеклянным дном. Риф находится на некотором удалении от берега, и поскольку все там является заповедной зоной, суда двигаются в одном форватере, обозначенном буйками с флажком. По причине прохладной погоды мы поплыли на катере.

Мы плывем на риф

Коралловый риф во Флориде – огромные отмели из известняка, сглаженного веками, – ни одного коралла мы там не видели. Зато там плавала акула, огромные морские черепахи, скаты и, конечно, экзотические рыбы. Желающих увидеть риф достаточно много – пока мы дожидались своей очереди, то взяли на 2 часа каноэ и поплавали среди заросших манграми островов и изрезанных берегов, сложенных также из известняка.

Квинтэссенция Флориды – Кей Вест. Это самый отдаленный от материка остров, расположенный на 120 миле единственной дороги, связывающей острова с остальным миром. Все они имеют здесь общее название Keys, а каждый, кроме имени собственного, прибавляет к себе это короткое словечко "кей", что означает риф, отмель, а также ключ. Я думаю все эти значения подходят к ним по смыслу, т.к. сложены острова из известняка, из того же, что и рифы, вокруг них отмели, а еще это ключи, при помощи которых, в частности кубинцы, проникают в Америку, приплывая на самодельных лодках, катерах и проч. Кратчайшее расстояние до Кубы от Кей Веста 90 миль или 140 км.

Как известно, тропический климат расслабляет. В Кей Весте всегда жили расслабленные люди, основным занятием которых было присвоение и раздел имущества севших на мель кораблей. Это было узаконено специальным разрешением, по которому им правда надлежало спасать несчастных потерпевших. Единственным честно зарабатывающим деньги на острове был смотритель маяка, которому, я думаю, кто-нибудь приплачивал, чтобы он подавал сигналы в нужном направлении. После тяжелого труда – перевоза натыренного к себе домой на специальных лодках, у которых был огромный трюм, мачта и боле ничего, народ шел по кабакам, которых, в связи со спросом, было что медуз в море. Вот на этом-то острове жил и творил Э.Хэмингуэй.

Сейчас его дом стал музеем, где все осталось как при жизни, даже сохранились потомки его кошки, которые размножились до 50 штук и заполонили дом, двор, сад. Для поддержания их активной жизни во дворе стоят несколько тазиков с едой. Кошки, надо сказать, по большей части облезлые и совершенно разномастные, не совпадающие по цвету с прародительницей.

Кошки даются в руки – погладить их можно совершенно бесплатно

Говорят, что именно Хемингуэй завел традицию совершать каждодневный круиз по кабакам на Кей Весте. Сейчас у него очень много поклонников со всего мира. Эта вечная Фиеста привлекает сюда столько народа, что отыскать себе место для парковки практически невозможно. Здесь же нашли себе приют наркоманы, геи, хиппи, и люди, воспринимающие жизнь легко и свободно. Каждый день здесь устраивается праздник – проводы солнца на закате на западном берегу океана. После чего все веселятся дальше по окрестным кабакам.Они памятник ему создают нерукотворный. Правда, этот праздник не для таких скучных людей, как я – ни выпить толком, ни морду кому набить.

Вот, пожалуй, и все, за исключением обратной дороги, которая принесла нам несколько сюрпризов – мы задержались на 12 часов из-за кота, которому надоело сидеть в машине и он выскользнул неподалеку от Атланты в 6 часов утра. Пока он скрывался в кустах, мы его терпеливо ждали, время от времени взывая к его совести, но он вышел только вечером. Когда полностью проголодался.